Россия и Китай
- Новости мира бизнеса

Россия и Китай: новые торгово-экономические реалии

В прошлом году, когда мир пошатнулся от разрушительных последствий пандемии, он стал свидетелем консолидации стратегического выравнивания, которое сделало Россию и Китай партнерами в амбициозном проекте – преобразовании Евразии в основе нового мирового порядка.

Полагая, что западные державы намерены ослабить Россию через инициативы по смене режима на ее границах, президент Владимир Путин задумал «Евразийский союз» в 2011 году. Он был институционализирован в Евразийском экономическом союзе в 2015 году. Помимо России, его членами являются Армения и Беларусь, Казахстан и Кыргызстан.

Тем временем в сентябре 2013 года президент Китая Си Цзиньпин выступил с инициативой «Один пояс, один путь» (BRI), которая предусматривает наземное и морское сообщение между Тихим океаном и Атлантикой посредством транспортных сообщений.

В мае 2015 года Путин и Си договорились сделать два своих евразийских видения взаимодополняющими. Год спустя первый заявил о своем намерении установить Великое евразийское партнерство в Азии и Европе.

Среди основных евразийских стран, которые установили прочные связи с Россией и Китаем, находится Турция. Помимо установления важных оборонных отношений за счет покупки Турцией ракетной системы С-400 российского производства, две страны вместе работают в Сирии. И хотя они находятся на противоположных сторонах Ливии, они также внимательно консультируются по вопросам, касающимся этой страны.

Китай

Евразийское сообщество

Турция также является крупным получателем китайских инвестиций и становится все более важным партнером в проектах BRI и цифровой связи. Афганистан и Пакистан – другие страны, которые становятся частью евразийского сообщества. В рамках Китайско-пакистанского экономического коридора, который является частью BRI, в Пакистане реализуются энергетические, промышленные и инфраструктурные проекты на сумму 60 миллиардов долларов, а также магистрали и трубопроводы, ведущие в Синьцзян.

Китай также рассматривает несколько связанных с BRI проектов в Афганистане, включая транснациональные железные дороги и линии электропередачи из Центральной Азии. Сообщается, что Пекин сделал Талибан своим партнером, пообещав, что эти инвестиции в энергетику и инфраструктуру помогут обеспечить мир и развитие в стране после ухода американских войск.

Москва глубоко вовлечена в афганский мирный процесс, активно добиваясь расположения талибов в политическом плане. Россия и Пакистан разделяют интерес к миру и стабильности в Афганистане, что привело к определенному военному сотрудничеству, включая совместные учения. Они также наладили существенное сотрудничество в области энергетики, включая импорт российского газа и строительство подводных трубопроводов для транспортировки газа из Персидского залива.

И Россия, и Китай также значительно расширили свое присутствие в странах Совета сотрудничества стран Персидского залива. Хотя этот регион обеспечивает около 60 процентов импортируемой Китаем нефти, наиболее важной является доля экспорта региона, который идет туда. Например, 70 процентов годового экспорта нефти Омана идет в Китай, а в прошлом году треть экспорта саудовской нефти была направлена в страну по сравнению с 13 процентами в 2014 году.

В период с 2005 по 2020 год Китай реализовал проекты в регионе MENA на сумму более 200 миллиардов долларов, включая проекты на 38 миллиардов долларов, которые были завершены в период с 2013 по 2018 год. Китай также является крупным присутствием в регионе благодаря своему «Цифровому шелковому пути», через системы спутниковой навигации и построение сетей 5G.

Россия не только поддерживает тесные энергетические связи с регионом в качестве партнера в обсуждениях ОПЕК + с Саудовской Аравией и другими производителями нефти, но и занимает влиятельное положение на политическом ландшафте БВСА не только благодаря своим отношениям с Ираном и Турцией, но и потому, что Израиль и большинство других государств региона регулярно консультируются с Россией по вопросам региональной безопасности.

Хотя Китай до сих пор неохотно вмешивался в политические соревнования на Ближнем Востоке, ситуация может измениться. Для успешного выполнения проектов BRI требуется стабильный регион.